kirulya: (Говард)


Увидела картинку с учителем химии. Вот еще одну придумала.
kirulya: (кимоно)


Прочитал я в хрониках, что в эпоху пяти императоров, жил страшный и могущественный повелитель одной шестой части Поднебесной, ван Ся Лин. Он, родом из горной манджурской области, приехал в столицу Поднебесной, втерся в доверие, а потом жестоко умертвил предыдущего тирана, Лю Нина, захватив его трон. Был он ряб, низкоросл, одна рука кроче другой, и настолько ужасен, что даже его жена удавилась со страху. Была у него одна привычка - он сосал полый стебель сахарного тростника, а когда был в гневе, то клубы дыма вырывались из его ноздрей. Поговаривали, что его мать согрешила с драконом, потому что о его отце никто не знал.

Ся Лин обожал убивать людей. Но он не делал этого сам. У него были приспешники, одетые в халаты из человеческой кожи. Они врывались по ночам в дома несчастных, стаскивали их с циновок, на которых они мирно почивали и увозили в темные подземелья императорского дворца, где пытали и убивали. А жестокий Ся Лин сидел в своем кресле, радуясь предсмертным хрипениям. И дым струился из его драконьего носа.

Все в Поднебесной должны были славить тирана, а если за кем-то замечали, что он ленится, то тут же приезжали приспешники, и его участь становилась уроком для тех, кто не хотел кричать стихи и песни о великом кормчем - так любил называть себя сын дракона.

Прошло много лет. И тут император, западной части Поднебесной, назначил на пост губернатора одной из своих провинций жителя той самой горной манджурской области, откуда был сын дракона Ся Лин. И возроптали жители шестой части Поднебесной: "Да как он смеет! Разве этот недостойный пожиратель змей, обвивших его шею, достоин стать губернатором провинции, которая когда-то была под властью самого Ся Лина! Нет и не было никогда такого великого императора в Поднебесной!

Долго я размышлял над этой рукописью, выполненной красной тушью на тончайшей рисовой бумаге, почему потомки людей хвалили и возносили жестокого императора, погубившего половину жителей Поднебесной. И понял. Это были потомки тех, кто убивал, ибо у тех, кого казнили приспешники Ся Лина, никогда уже не будет потомков.

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры. ‪#‎синьлю
kirulya: (кимоно)


Случилось это в эпоху расцвета династии Ся, когда в Поднебесной правил великий император Сы Ци.

В монастырь Шаолинь, славный своим искуством борьбы, съехались монахи из всех северных монастырей, дабы состязаться в борьбе на посохах, кулачном бою и в знании хороших манер, ибо воин без знания этикета - не воин, а никчёмный разбойник, место которого в густом лесу.

Бились на посохах монахи из северного монастыря Пунин, самого большого монастыря в Поднебесной, и Дахуй сы, что обозначает "Храм великой мудрости". И монахи из Пунина, и монахи из Дахуй сы победили всех борцов, кто прибыл в Шаолинь на празднество в честь матери императора Поднебесной. После всех боев остались только они.

Бросились они навстречу друг другу, замахали посохали, принялись носиться, словно молнии, по полю, усыпанному белым речным песком. И стали теснить монахи Храма великой мудрости своих противников, монахов из храма Пунина.

Семь раз бросались они друг на друга, и только единожды Пунин одержал победу.

И когда закончился великий бой, император взмахнул веером, дав знак всем монахам вернуться на поле, дабы совершить положенные цемониалом ритуальные поклоны и жесты, то не послушались монахи Пунина. Были они в сильном гневе на монахов Дахуй сы, что те так легко их победили, нанеся тем самым урон их чести.

Монахи же Храма великой мудрости проделали все положенные цемониалом ритуальные поклоны. ибо не занимать им мудрости. Получили они из рук императора Поднебесной золотую чашу, украшенную драгоценными камнями.

Когда же стихло ликование в монастыре Шаолинь, император Сы Ци сказал: "Не стыдно потерпеть поражение. Стыдно потерять лицо, когда потерпел поражение".

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры
kirulya: (кимоно)
Отрывок из тайного наставления ученикам секретной миссии, стоявшим на страже интересов Поднебесной, и неподвластной императору.

Если ван (император) говорит о мире и благоденствии, знайте: он замышляет войну. И война эта будет против того вана, которого он прилюдно назвал братом.

Если чжухоу (правители наследственных владений) плачутся о нехватке денег и о том, что готовы отдать жизнь сыновей своих на служенье Поднебесной, знайте: их закрома переполнены не сданными в казну налогами, а дети давно уже в надежном месте под прикрытием наемников и телохранителей.

Если нейшишен (начальник императорского гарема) утверждает, что в гареме нет девушек, не вступивших в пору зрелости, и лицо его покрывается гневным румянцем, знайте: от него стоит прятать юных красавиц, с ножками, как лепесток лотоса.

Если миншушен (начальник императорского архива и библиотечного департамента) ссылается на свидетелей, говорящих, что у него открыт доступ ко всем свиткам и рукописям, знайте: он никогда не откроет вам то, что хранится за семью печатями.

Если юйшитай (начальник цензорской коллегии) пишет, что в Поднебесной люди славят вана бескорыстно и безропотно, знайте: всем, кто не славил, давно уже отрубили голову.

Знайте это, ибо то, о чем больше всего кричат, является завесой, за которой прячется совершенно противоположное.

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры
kirulya: (кимоно)
Довелось мне однажды найти рукопись одного чиновника, которому было поручено дело о пропавших лекарях, и рассказать об этом великому императору Поднебесной.

* * *
Много лет назад произошло странное событие: в службу защиты населения стали поступать жалобы от жен и учеников лекарей. Они требовали найти их кормильцев и учителей.
Read more... )
kirulya: (кимоно)
Ныне попалась мне на глаза рукопись, написанная не благородной каллиграфией, принятой в Поднебесной, а вульгарной латынью. Но и оттуда можно извлечь много поучительного.

Рукопись рассказывает об эллинском полководце по имени Пир из Эпира, который добыл себе славу на поле брани и тем заслужил упоминания в рукописи ученого старца Плу Тар Ха.

Сей славным муж решил завоевать южный полуостров Кы Рым, находившийся во владении ромейцев. Жили на нем киммерийцы, тавры, понтийцы и многие другие народы. Побережье славилось целебным воздухом, да больше ничего там не было.

Пир из Эпира собрал войско, боевых слонов, и двинулся на завоевание Кы Рыма. Жители острова так наслаждались целебным воздухом, что не сдвинулись с места, чтобы противостоять завоевателю. Пир из Эпира удивился такой легкой победе, щедро наградил своих военачальников, и даже простым воинам достались трофеи. Воины так обрадовались, что написали на крепостной стене: "Сначала Кы Рым, а потом Рим!", и разбрелись кто куда, в поисках вина и женщин.

Жители же полуострова даже не заметили, что их завоевали. Целебный воздух был столь густ и душист, что они не захотели отрываться от наслаждения вдыхать его.

Пир из Эпира начал вывозить военную добычу, и тут его подстерегли страшные беды: на полуострове не оказалось дорог, а боевые слоны не были приспособлены для перевозки тяжестей. Им не хватало корма и воды, они дохли один за другим. Слуги же, нанятые ухаживать за слонами, не работали, ушли на берег моря, легли между киммерийцами и таврами, и тоже стали вдыхать целебный воздух.

Прошло немного времени, и Пир из Эпира остался один: его боевые слоны сдохли, его закаленные в боях воины и верные слуги лежали на теплом песке и мерно дышали, закрыв глаза.

И вскричал Пир из Эпира: «Ещё одна такая победа, и я останусь без войска!»

Мне неизвестно, что стало с несчастным полководцем и его войском. Может быть он, смирившись, тоже лег на мягкий песок и закрыл глаза. А может, собрал новое войско и пошел на Рим. История умалчивает.

Мудрый император Поднебесной, которому я, скромный архивариус, поведал эту историю в часы его кратковременного отдыха, молвил: "Нет алчности без зависти, как не бывает гнили без запаха. Нет глупее тех людей, которые в надежде на большее забывают о том, что имеют".

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры. ‪#‎синьлю‬
kirulya: (кимоно)


Некогда Поднебесная простиралась от северного озера с чистой, как хрусталь, водой, с востока ей принадлежали четыре острова, с запада границу охраняла горная гряда с несметными подземными богатствами, а юг упирался в океан. Но времена меняются, жители уходили со своих земель, их гнали кочевники, вот потому мы сейчас живем скученно и тесно.

В хрониках «Хоу Хань Шу» довелось мне прочитать, что некогда, на восточных островах жили граждане Поднебесной. Но пришли варвары, и хотя у них тоже был император, и писали они иероглифами, и даже пристрастились к чаю, все равно на островах осталась лишь небольшая часть наших соотечественников.
Read more... )
kirulya: (кимоно)
В старых архивах императорской библиотеки нашел я обрывок пожелтевшей и ломкой рукописи, и с трудом расшифровал полустершиеся иероглифы.

Случилось это давно, в период правления императора Хуэй-вань. Время было неспокойное. За несколько дюжин лет народ успел пройти через две великие войны, сменить одного императора на другого, потом была череда престарелых мандаринов, которые только заботились о поддержании остатка духа в своих утекающих жизнях, а не о нуждах граждан Поднебесной. И когда воцарился Хуэй-вань, народ возликовал и понадеялся, что теперь его жизнь изменится.

Всё поначалу шло хорошо. Народ жирел и ленивел. Работали пришлые варвары, плохо говорящие на благородном мандаринском наречии, а жители Поднебесной не допускали их даже до целования своей туфли. Они лишь пировали и покупали себе одежды из тончайшего шелка, который ткали варварские жены.

Спустя дюжину лет заметили люди, что уже не так родится рис, и уменьшилась рыба в морях. Лес стал редеть, а в горах стали находить меньше самоцветов. Жители Поднебесной принялись роптать, и удивлялись, почему стало хуже? Хотя они были сами виноваты: не заботились о завтрашнем дне, потому что их желания становились все сильнее и ненасытнее.

И тогда обеспокоенный император Хуэй-вань призвал на помощь лиса-оборотня Хули-цзина, и спросил его: что делать, чтобы успокоить народ, который еще немного, и взбунтуется?

Лис, оскалившись в хитрой улыбке, ответил: "О, великий император Хуэй-вань, владыка Поднебесной от западной стены до крошечных островов восточного моря! Есть у меня волшебная вещь, которая спасет тебя. Называется она "театр теней". Прикажи, чтобы в каждом доме был ящик для этого театра. А на площадят пусть верные тебе слуги построят подмостки, натянут белые холсты, и чтобы непрерывно, днем и ночью, в этом театре теней показывали пьесы о величии мудрого императора, о его подвигах и славе. Пьесы о том, что все прекрасно в Поднебесной, и несмотря на то, что империю окружают враги, ее не сломить, она встанет с колен!"

Понравилась императору Хуэй-ваню эта затея, и он спросил лиса-оборотня Хули-цзина: "Что ты хочешь за свой совет, о мудрый лис?" И лис ответил: "Мне ничего не надо, великий властитель Поднебесной, мне хватит и того, что жители твоей страны будут смотреть театр теней".

И пропал, будто его и не было, оставив лишь ящик с натянутым белым холстом.

Приказал император Хуэй-вань сделать так, как посоветовал лис. В каждом доме было приказано установить ящик с белым экраном для театра теней. На каждой площади были построены подмостки, и в каждом дворце поставили сцену, где играли пьесы из жизни великого императора, о том, как при его мудром правлении хорошо живется мандаринам, простолюдинам и пришлым варварам.

И действительно, закончились бунты жителей Поднебесной, перестали они жаловаться на плохую жизнь, только сидели, и, не отрываясь, смотрели пьесы театра теней, ибо сильно было великое колдовство лиса-оборотня Хули-цзина.

А те, кто нашел в себе силы оторвать глаза от волшебного экрана, стали с ужасом замечать, что изменяются люди, неотрывно смотрящие театр теней. Они теряли аппетит, бледнели, становились прозрачными, и, наконец, сами превращались в призрачные тени, чтобы перейти по ту сторону экрана из белого холста, и принять участие в пьесе.

Вот почему не потребовал лис-оборотень Хули-цзин плату за свой совет - он питался душами людей, попавшими в сети вездесущего театра теней.

На этом обрывается старинная рукопись, и неизвестно, что случилось далее...

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры.
kirulya: (по умолчанию)
Случилось это во время правления императора Сы Хуая династии Цин. Страна тогда процветала, потому что в изобилии рос в ней корень жизни - женьшень. Возводились храмы и дворцы, чиновники и слуги императора купались в роскоши, и народу перепадало от щедрот императора.

Великий пророк и философ Лао Цзы обнаружил целебную силу женьшеня, а другой ученый, Лао-Хань-Ван, доказал, что ежедневное употребление женьшеня отдаляет старость и приводит к бессмертию. Поэтому император издал указ и сборщики приносили корни ко дворцовому управлению. Там особы, приближенные к императору, делили женьшень на пять частей. Четыре части шли на нужды императора и государственных чиновников, а последняя, самая плохая часть женьшеня, продавалась западным варварам по высокой цене, обеспечивающей процветание Поднебесной.

Сы Хуай ежедневно ел женьшень, его лицо лоснилось, как масляное, кожа натянулась и он ощущал в себе мощные силы. По легендам, он мог летать с журавлями, нырять за жемчужинами на дно моря, и голыми руками задушить тигра. Страна восславляла своего императора и гордилась им.

Однажды в Поднебесную пришла страшная весть: западные варвары из племени Че Ро Ки, что за Великим океаном, нашли на своих землях женьшень и стали его добывать. Его стало так много, что его даже ввозили в Поднебесную, ибо не было смысла платить сборщикам высокую цену, если можно было купить заокеанский женьшень задешево.

Жизнь в Поднебесной становилась все хуже. Народ, который несколько поколений только искал женьшень, разучился сеять рис и ловить рыбу. Люди голодали, вспыхивали бунты.

И однажды некий бунтовщик, имя которого навсегда вычеркнуто из хроник, предложил пойти на дворец императора, убить Сы Хуайя, и съесть его, ведь император так начинен женьшенем, что его кожа светится. Это поможет людям прожить еще долго.

При виде надвигающейся толпы, стражники дворца в ужасе разбежались, бунтовщики схватили императора Сы Хуайя и разорвали на мелкие кусочки.

Но не помогло это людям, хотя сам бунтовщик, съевший сердце императора, умер, и, на удивление, не стал тлеть. Пришлось жителям Поднебесной заново учиться сеять рис и ловить рыбу, ибо сказано мудрецами: если хочешь накормить голодного, не давай ему женьшень, а дай сети для ловли рыбы и мотыгу для вспахивания рисовых полей.


Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры. ‪#‎синьлю‬
kirulya: (кимоно)
Этот случай достоин быть внесенным в хроники Поднебесной, дабы предостеречь будущие поколения от позора и унижения.

В годы правления императора династии Мин Чжу Юаньчжан, чей девиз был Хунъу, случилось такое событие. Императорские наместники, чиновники и писцы были столь богаты от подношений и поборов, что ни в чем не отказывали своим детям. Те выросли развращенными и слабовольными, и делали, что пожелают.

Однажды, одному из них, сыну придворного лекаря, пришла в голову мысль: в честь памяти Чу-Ханьской войны, возникшей в смутное время практически сразу после падения династии Цинь, царствовавшей 300 лет, проехать по местам героической битвы и вспомнить славного Сян Юя, генерала, принявшего титул вана-гегемона Восточного Ханя.

Эта мысль была подхвачена друзьями и приспешниками сыну придворного лекаря, и они отправились в поход, взяв с собой обоз с едой, благовониями и притираниями, а также толпу слуг и продажных женщин для удовлетворения похоти в пути.

Но не довелось им достичь славы. Возле Великой стены их встретили стражники границ, поколотили их палками, измазали притираниями и облили благовониями, порвали их одежды и отправили обратно, наказав без разрешения родителей не пересекать границы Великой империи.

Никто бы не ознал об этом великом позоре, но продажные женщины, наблюдавшие это постыдное деяние, тут же разбежались, неся весть о потере лица сынов лучших людей империи.

Ибо сказано мудрецами: продажность тела ничто против продажности языка.

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры. ‪#‎синьлю‬
kirulya: (кимоно)


"Причина текущей войны: лень и гордыня. Лень учить язык и гордыня, что их язык лучше. Ибо неведомо им, что будут они богаче, зная кроме мандаринского еще и западное наречие".

* * *
Правитель, даже если он худ и бледен, все равно возбуждает желание женщин иметь от него ребенка.
Правитель, которые румянится и щиплет усы, возбуждает только мужчин.

* * *
Если Поднебесная граничит с назойливым соседом, то у императора только два пути: либо разгромить соседа, и быть готовым к тому, что на его место придет другой. Либо построить великую стену и забыть о том, что за сосед за нею.
Ублажать же назойливого соседа своей добротой и щедростью - признак недалекого ума, ибо не подношения ему нужны, а Поднебесная.

Синь Лю, чиновник при императоре Поднебесной, 37 год до нашей эры.

Лю Синь — 劉歆, Лю Цзы-цзюнь 劉子駿, Лю Сю 劉秀, Лю Ин-шу 劉穎叔. 53/46 до н.э., удел Пэй (совр. уезд Пэйсянь, пров. Цзянсу) – 23 н.э. Каноновед (см. Цзин-сюэ), библиограф, астроном и математик. Сын изв. ученого Лю Сяна (77–6 до н.э.). Поддерживал мн. проекты Ван Мана и когда тот был на посту гл. министра (да сы ма) при имп. Пин-ди (прав. 1–5), и когда захватил трон (9–23). От Ван Мана Лю Синь получил титул го ши («наставник государя/государства») и звание бо ши («широкоэрудированый муж»). В 23 он участвовал в заговоре против Ван Мана, после раскрытия к-рого покончил с собой. (отсюда)
kirulya: (Прага)
А ведь когда-то нам это преподносили, как свидетельство жестокого царского режима.

futlyar
kirulya: (по умолчанию)
Коммент дня сегодня принадлежит мне.
Я написала:

Если глаза - зеркало души, то рот - ее врата.

Кажется, я продолжаю тему "Скромность - это грех". Ну что поделать, если мне понравилась фраза.
kirulya: (50-шляпа)
Глупость - это зло, причиненное бескорыстно.

Пусть тут побудет. На скрижалях.
kirulya: (по умолчанию)
bill-gates-desk-picture

Мне очень нравится эта фраза, приписываемая Биллу Гейтсу.
Но, как оказалось, у этой фразы есть продолжение.

На уроке ученик правильно отвечал на все вопросы учителя.
Его одноклассница скривилась:
- Вот же сраный ботаник!
Учитель ответил прочитанной фразой:
- Не говори так, возможно, лет через пять он будет твоим работодателем.
Ученик тут же среагировал:
- Нет, не буду, я не планирую быть сутенером.
kirulya: (по умолчанию)
Сегодня коммент дня принадлежит [livejournal.com profile] mrs_paramon. Она написала:

Ужас. Я уже давно отвыкла от этого общества, где люди живут наружу и зависят от чужого мнения.
Недавно я смотрела лекцию на эту тему. Американская еврейка, жена раввина. Она сказала примерно так, если вас волнует, что подумают соседи, подумайте о том, что вы у них между макаронами и картофельным пюре, примерно так: "Передайте мне пожалуйста тарелку с макаронами.... А вы слышали, что у Боба сын поступил в университет? ... А пюре можете передать?"

В общем, хорошо не спешить, удобно одеваться и любить себя вместо того, чтобы гоняться за стандартами.

------------
Полностью согласна.
Поэтому, когда вы будете ужасаться на тему "что будет говорить княгиня Марья Алексевна?", вспомните, какое выше место в жизни других людей - между макаронами и пюре.
Я уже давно живу по принципу "Жизнь коротка, чтобы позволять себе такую роскошь, как лицемерие"

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 11:55 am
Powered by Dreamwidth Studios